Ольманы
исчезающие болота



Ольманские болота входят в крупнейший в Европе трансграничный лесоболотный комплекс. Уникальный ландшафт стал домом для ряда редких в Европе видов птиц и животных. Местные власти постепенно разрушают болота, несмотря на их международное значение. Belsat.eu посетил это таинственное место вместе с исследователями волков, чтобы рассказать о неповторимой природе и культуре этого региона.





Ольманские пейзажи


До деревни Букча – самого сердца белорусского Полесья, где обосновалась группа ученых, мы добирались больше четырех часов.




Биологи и волковеды уже неделю выискивали в Ольманских болотах скрытного хищника. Волк долго обходил ловушки – за неделю в капкан попалось только одно животное, и с каждым днем ученые теряли оптимизм. Когда мы зашли в дом, они ужинали, будучи явно не в настроении.



- Как там наша Малая поживает? – спрашивает Максим, единственный волонтер в команде.

- Отлично, почти 30 километров прошла, – задумчиво отрывает взгляд от компьютера биолог Николай.

На мониторе – маршрут волчицы. Пока зверю еще не дали имя, между собой ученые зовут волчицу Малой – из-за возраста и размера.




Подъем в 6:30. Быстрый завтрак, подготовка еды в дорогу. Специалисты разбиваются на три экипажа и едут проверять капканы – их больше двух десятков. Хорошо бы добраться до первой ловушки к рассвету. Вместе с работником ООО «Ахова птушак Бацькаўшчыны» («Охрана птиц Отечества») Николаем Черкасом мы выезжаем из темной деревни и направляемся в лес. Ловушки стоят на территории заказников «Ольманские Болота» и «Старый Жаден».


Команда из четырех человек живет в простой избе
Эта территория имеет большое значение для всей европейской природы. Ольманские болота – часть крупнейшего трансграничного лесоболотного комплекса, сохранившегося в состоянии, близком к естественному. Ученые говорят, что это своеобразная мозаика из верховых, низинных и переходных болот – аналогов такому ландшафту в Европе нет. Чтобы сохранить уникальность этого места, сотрудники Академии наук даже предлагали закрепить за Ольманами статус биосферного заповедника, то есть территории, где запрещена хозяйственная деятельность и ограничена посещаемость для людей. Но пока в Беларуси заповедника только два: Березинский биосферный и Полесский радиационно-экологический.


Флору и фауну Ольманов можно описывать бесконечно – это и редкие для нашей страны рыси, и медянки, и болотные черепахи. Особую роль болота играют в сохранении больших подорликов – крупных хищных птиц семейства ястребиных, признанных глобально уязвимым видом. 15% европейской популяции этих хищников гнездится в нашей стране, преимущественно на Полесских болотах. Соседний заказник «Старый Жаден», получивший статус особо охраняемой природной территории только в 2015 году, также отличается видовым разнообразием. Здесь живут рукокрылые из Красной книги: северный кожанок и ночница Брандта. А три года назад ученые нашли здесь гигантскую вечерницу – летучую мышь, которой в Беларуси не видели с 1930 года!


Чтобы почувствовать местный колорит, познакомьтесь с настоящим полешуком – дедом Иваном, который объяснит некоторые процессы и явления. Мы встретились с ним неслучайно: в Букче все знают деда Ивана как потомственного бортника. 83-летний Иван Григорьевич Гайкевич всю жизнь проработал водителем. Он успел застать такое болото, из которого на машине было не выехать.
«С каждым годом климат становится все суше и суше. Теперь «сушина» везде: куда ни поедешь – болота не болота, реки повысыхали», – вздыхает дед Иван.
Ольманские пейзажи
«Лес – это ведь не город, здесь все видно», – ведет нас по лесной тропинке Николай, который уже 26 лет живет в глубине Беловежской пущи.

Ученый рассказывает нам, как различать следы волка, собаки и косули.


Ловушки для зверей хорошо скрыты, их сложно увидеть даже вблизи. Ученые позаботились о том, чтобы волка ничего не насторожило: капкан старательно замаскировали хворостом и подложили специальную приманку. Биологи используют ловушки, которые наносят животному минимальный ущерб...


Мы не успеваем закончить осмотр капканов, как тут раздается звонок. Второй экипаж обнаружил в ловушке волка.


- По кобылам! – радостно кричит нам Николай, и мы пулей мчимся на первую в жизни встречу с диким волком. Важно как можно скорее доехать до места, чтобы волк пробыл в ловушке минимум времени.



Ехать по лесным дорогам в Ольманах – своеобразное удовольствие: как пережить морской шторм в лодке. Неровные извилистые тропы, усыпанные ветками, не дают водителю расслабиться.


«Вскипит твой дом вместе с сенями!» – постоянно вскрикивает тот.
Мы подъезжаем к месту, где нас уже ждут биолог Анастасия Кузьменкова и волонтер Максим. Именно им везет на волков: второй хищник попался на их участке. Пока специалисты готовят все необходимые материалы, мы издалека с замиранием сердца наблюдаем за животным.

«Самец взрослый, ему 3-4 года», – говорит известный в стране исследователь волков Дмитрий Шамович, натягивая перчатки.

Вместе с коллегами он берет необходимые инструменты и идет надевать на волка ошейник. С помощью таких ошейников териологи (специалисты по млекопитающим) изучают хищников. GPS-ошейник присылает координаты животного, а ученые ходят по его следам. Таким образом работники выясняют, чем зверь питался и что делал. Через 9 месяцев ошейник автоматически отпадет. Кстати, следить за волками можно на сайте vouk.by.

После всех необходимых процедур мы отходим подальше от животного и наблюдаем за ним. Волк поднимается и быстренько убегает в противоположную от нас сторону.


Альманскія краявіды

В деревне биологов уже все знают. Букча находится в пограничной зоне, поэтому новые люди в населенном пункте всегда в центре внимания.



- Ну что, мальчики-девочки, замерзли по лесам бегать? – смеются деревенские женщины, увидев исследователей. - Поймали вы тех волков или нет?
- Двоих поймали, – отвечает Анастасия Кузьменкова.
- Да этих волков прошлой зимой столько было – ходят здесь и ходят, аж за собак наших страшно.
- А вы собак не привязывайте. Понимаете, привязывая собаку на цепь, вы обрекаете ее на верную смерть, – разъясняет биолог.




Сельчане не сразу сообразили, что специалисты не убивают волков, а ловят их и отпускают. Зато сейчас в Букче едва ли не каждый житель знает о роли волка в экосистеме.



Команда биологов

Проверив все капканы, ученые, если надо, ставят новые. Иногда в них попадают другие звери: рысь, енотовидная собака или заяц. Тогда ученые сразу выпускают животное на волю.




Ближе к обеду мы заканчиваем осмотр ловушек и едем любоваться красотой болот. С асфальтированного шоссе мы съезжаем на новую, еще не достроенную дорогу. По правой стороне насыпаны горы песка, ездят нагруженные самосвалы.



Проезжаем дальше: лесники жгут хворост и пеньки деревьев. Так они борются с короедом.

«Вот как дорогу проложат, так и никакой природы не останется», – по-простому комментируют местные мужчины строительство.


Схема дорог
Схема дорог
Схема дорог
Схема дорог
Летом прошлого года защитники окружающей среды стали бить тревогу: на Ольманских болотах строят дорогу. Экологи утверждают, что стройка может навредить как минимум пяти редким биотопам и четырем охраняемым видам растений и животных. На месте, где будет проходить дорога, любят питаться краснокнижные птицы: серый журавль, змееяд, черный аист и глобально уязвимый вид – большой подорлик.


Общественные слушания в рамках рассмотрения оценки воздействия на окружающую среду (это документ, более известный по аббревиатуре ОВОС, обязательный при плановой хозяйственной и иной деятельности, которая может навредить окружающей среде) проводились в 2012, 2014 и 2016 годах. Но экологи и заинтересованная общественность пропустили слушания. Поэтому оценку утвердили, вскоре началась стройка.


Сейчас лесная группа общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» указывает на нарушения законодательства при строительстве дороги. Специалисты нашли незаконные карьеры, из которых строители черпают песок. В областном комитете природных ресурсов сообщили, что уголовное дело по факту несанкционированной разработки карьеров завели еще в 2017 году. Кроме того, согласно положению о заказнике, там запрещена деятельность, способная изменить естественный ландшафт и существующий гидрологический режим (за исключением случаев, когда такая деятельность прописана в плане управления заказником). Экологи не сомневаются, что дорога изменяет и ландшафт, и гидрологический режим. При этом в плане управления заказником нет упоминаний о ее сооружении, то есть речь идет о прямом нарушении положения о заказнике.

Мы печально глядим на болото, в которое забрасывают горы песка. На новой дороге видны только лихие самосвалы с песком.

«Жаль, что болото погибнет, – вздыхает Николай, сидя за рулем, – ведь, с одной стороны, эта дорога будет подсушивать, а с другой – подтапливать».





Совсем иначе относятся к дороге собиратели клюквы. Ольманы – известная сокровищница этих ягод.

«Хорошо будет, а то не было дорог, так и плохо было добираться клюкву собирать. А сейчас дорогу сделали, так будем туда дальше в болото за клюквой ходить», – говорит местный житель Владимир, которого мы встретили около дороги. Он уже набрал мешок ягод и ждет на тропинке других собирателей. Микроавтобус из Лельчиц (расположенных почти в 60 км отсюда) их привозит утром, а забирает с первыми сумерками. Сегодня мужчина собрал мало – 4 кг. Обычно в день у него получается собрать 17-20 кг ягод.



«Сезон начинается в сентябре, мы и ездим сюда, а то у нас болот нет. А если есть, то там за неделю выбрать все можно. А тут же ой какие большие болота», – показывает Владимир.
«50 лет назад я набрал бы 500 кг. Уже не так руки работают. А вот молодые девушки по 20-25 кг в день набирают», – рассказывает нам Иван Григорьевич.
Местные жители сдают клюкву по 4-5 руб. за килограмм, для сельчан это очень существенный заработок. Но и клюква сейчас не такая, как раньше.

Наш старый знакомый, дед Иван, в этом году собрал 100 кг клюквы.



Мы с рюкзаками углубляемся в клюквенные места. По дороге видим очень странные вещи: то и дело на деревьях прицеплены то жестянка, то бутылка, то кусок ткани.

«Так собиратели ягод обозначают дорогу, чтобы не заблудиться», – объясняет нам Анастасия Кузьменкова.



Направляясь по знакам, мы попадаем в лагерь, где явно еще совсем недавно жили люди: на столе – недоеденный салат, рядом лежит матрас, аккуратно завернутый и спрятанный под целлофан, в пакете на дереве висит сырая картошка.

«Это украинцы приходят собирать ягоды и грибы, живут в таких лагерях по несколько дней и оставляют после себя мусор», – объясняют нам местные. То же самое говорят и в Рубринском лесничестве Милошевичского лесхоза.

На территории соседнего Полесского лесхоза для украинцев действует упрощенный сезонный пропуск для сбора грибов и ягод. Жители приграничных украинских деревень могут пользоваться таким пропуском дважды в год: с 1 июля по 10 августа и с 1 сентября по 15 ноября. По информации Пограничного комитета, летом границу по этой системе пересекали более 7500 раз. Чтобы воспользоваться пропуском, украинцам требуется заплатить 10 базовых величин (255 руб.) за посещение республиканского заказника «Ольманские болота».


Включите одновременно:
Пока готовился этот материал, работники Рубринского лесничества успели убрать этот лагерь.

Чуть ли не каждый мужчина в Букче – бортник. Здесь лесное пчеловодство – популярное занятие, передающееся из поколения в поколение.

Несмотря на это, сельчане скромно отнекиваются:
«Да какой же я бортник? Пару раз в год залезаю, чищу и мед забираю. Так, немножко, только для себя», – говорит Леонид Сущик. От деда ему осталось аж 15 бортий, еще две борти он поставил сам. Леонид признается, что проверяет не все борти и не каждый год.
Как стать бортником. Инструкция для начинающих:
  1. Найти сосну и с помощью пешни изготовить из нее колоду (борть).
  2. Купить искусственную вощину.
  3. Сбрызнуть колоду специальной приманкой, чтобы заманить пчел (часто для этого используется болотный багульник).
  4. Повесить колоду в лесу (место выбирается с учетом количества цветущих растений).
  5. Изучить Бортный устав и дать клятву бортника (по желанию):
Я (имя), входов бортевых (название местности или региона), островов (название леса, пущи и т. д.), присягаю Бортному уставу и говорю, что имею твердое намерение следовать бортевым традициям и лучшим практикам, развивать их. Клянусь, что не буду вводить нового и нарушать старину бортного промысла, традиций и обычаев.

Я, бортник (имя), буду ухаживать за пчелами и охранять их, деревья, в которых они живут, и лес (пущу), где они летают, буду трудиться для обогащения местной природы. А через три года получу должность Белого бортника (который охраняет свою бортную пущу и бор и заботится о них).

А если я, бортник (имя), нарушу свою клятву, то не пользоваться мне Бортным уставом и от того быть мне отлученным от бортевых традиций и лишиться должности Белого бортника.

6. Чистить время от времени колоду и защищать ее от вредителей (дятлов, куниц и людей, которые захотели украсть мед).
«Уже с начала апреля, значит, приходим и смотрю: летят. Если пчелы там работают, то пусть работают. Если нет – то мы там чистим, гнилье выкидываем».

Самый известный бортник в деревне – наш дед Иван. Он с радостью ведет нас на задний двор, чтобы показать колоды. Вблизи они похожи на большие сосновые пни, обитые жестью – она защищает ульи от куниц и черных дятлов. У Ивана Григорьевича около 50 бортий в лесу, еще несколько стоят у дома. Обычно сезон начинается в конце апреля и длится до октября.

Дед Иван с гордостью угощает нас своим медом и добавляет, что лесной мед – самый вкусный. В этом он убежден с детства: его предки тоже были бортниками. Колоды они изготавливали топорами, в то время пил еще не было. А с помощью «жени», кожаной веревки с деревянной сидушкой, лазили наверх забирать мед. Сейчас с легкостью можно использовать лестницы, а вот предки деда Ивана ставили борти на 25-метровой высоте.
С годами изменился не только набор необходимых бортницких устройств, но и природные условия:

«Воды нет, нет цветов... Природа, климат, постоянная засуха. Июнь, июль, август – жара, а апрель, май – холодно. Они в мае уже должны работать, а у нас в мае холода. А если сильная засуха, 28-30 градусов, то пчелы не работают, они сидят и не работают».

В этом году деду Ивану с медом не очень повезло: за сезон с колоды вышло не больше 10 кг. А были времена, когда с колоды получалось насобирать и по 20 кг.


Пока готовился этот материал, отловленный при нас волк прошел десятки километров по болотам, полакомился мясом лося, но еще не успел завести семью.
Ольманские пейзажи
«Волк остался там, где осталась дикая природа», – говорит нам на прощание Николай. Своей целью специалист считает сохранение природы Полесья для будущих поколений.
К сожалению, пока эта задача довольно сложная.


Благодарим за помощь ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны»
Благодарим за помощь ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны»
Благодарим за помощь ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны»
Благодарим за помощь ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны»
Благодарим за помощь ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны»
Made on
Tilda